Грех нерадения. Бдите и молитеся, да не внидете в напасть.

Тема в разделе "Вопросы аскетики и духовной жизни", создана пользователем Просто Оксана, 15 ноя 2018.

  1.  
    Просто Оксана
    Оффлайн

    Просто Оксана Настоящая Просто Оксана Почетный форумчанин

    Сообщения:
    2.336
    Симпатии:
    5.245
    Лучшие ответы:
    15
    Вероисповедание:
    Православный
    Читаю сейчас беседы с монашествующими духовника Ново-Тихвинского монастыря о.Авраама (Рейдмана). Нахожу много полезного для себя, многое открываю в новом свете, а кое чем и поделиться хочу.

    Беседа о нерадении (полностью тут -
    Благая часть. Беседы с монашествующими — схиархимандрит Авраам (Рейдман)

    Возможно, стоило б этот отрывок отправить в "Изучение Священного Писания", но мне понравилась фраза про аскетический образ форума. Пусть даже как про идеальное состояние, а не реальное.

    Итак.

    "Не будем относиться к нерадению легкомысленно. Вспомним евангельское повествование: наряду с предательством Иуды было совершено другое страшное нравственное преступление, почти равное предательству. Как ни странно, это преступление совершил один из самых пламенных учеников Спасителя, один из тех, кто больше всех любил Спасителя, — апостол Петр. Причиной этого, помимо самонадеянности, стало нерадение. Апостол Петр был готов пойти за Господом и в темницу, и на смерть; в Гефсиманском саду он выхватил меч и не побоялся выступить один против толпы воинов (пусть это было неуместно, но тем не менее говорило о его мужестве); он видел на Фаворе Божественную славу Господа; он же сказал: Если это Ты, Господи, повели мне прийти к Тебе по воде — и пошел по воде (см. Мф. 14, 28). И этот человек — апостол Петр — отрекся от Господа, притом не один раз, а трижды.

    В Евангелии повествуется о том, чтό предшествовало этому отречению: Пришли в селение, называемое Гефсимания; и Он сказал ученикам Своим: посидите здесь, пока Я помолюсь. И взял с Собою Петра, Иакова и Иоанна; и начал ужасаться и тосковать. И сказал им: душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте (Мк. 14, 32–34). В Евангелии от Луки сказано: Придя же на место, сказал им: молитесь, чтобы не впасть в искушение (Лк. 22, 40). Спаситель перед смертью, которую Он как Бог предвидел, испытывал человеческий страх. В трудную минуту мы часто нуждаемся в поддержке близких нам людей, поэтому Господь просил апостолов, чтобы они бодрствовали и своей молитвой, даже просто своим присутствием укрепили Его дух.

    Далее в Евангелии говорится: И, отойдя немного, пал на землю и молился, чтобы, если возможно, миновал Его час сей; и говорил: Авва Отче! всё возможно Тебе; пронеси чашу сию мимо Меня; но не чего Я хочу, а чего Ты. Возвращается и находит их спящими, и говорит Петру: Симон! ты спишь? не мог ты бодрствовать один час? Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна(Мк. 14, 35–38). Но, как мы знаем, и это вразумление им не помогло. Конечно, их поведение можно объяснить: все происходило ночью, а они очень устали. Кроме того, этому предшествовала долгая и напряженная беседа со Спасителем. Апостолы не понимали, что происходит, а может быть, еще и унывали из-за страха перед грядущими событиями. Однако если Сам Спаситель просил их бодрствовать, то можно сделать вывод о том, что они были к этому способны. И, опять отойдя, молился, сказав то же слово. И, возвратившись, опять нашел их спящими, ибо глаза у них отяжелели, и они не знали, что Ему отвечать (Мк. 14, 39–40). Видимо, на душе у апостолов было тяжело, и это отражалось на их телесном состоянии: глаза у них отяжелели. Тем не менее они понимали, что это не причина для оправдания, и потому сами, как говорит Евангелие, не знали, что Ему отвечать. И приходит в третий раз и говорит им: вы всё еще спите и почиваете? Кончено, пришел час: вот, предается Сын Человеческий в руки грешников. Встаньте, пойдем; вот, приблизился предающий Меня (Мк. 14, 41–42). Далее последовали события, которые всем вам известны: пришел Иуда Искариотский с воинами, и Спаситель был арестован.

    Обратите внимание на слова Спасителя: Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна. Да, мы всегда можем найти нашему нерадению, нашей лени какое-нибудь оправдание: болезнь, усталость или другую серьезную причину. Спаситель и не отрицает того, что плоть немощна и что в тот момент Его ученики устали и находились в таком состоянии, когда им трудно было себя преодолеть. Тем не менее Он говорит о том, что дух бодр, Он учит апостолов напрягать свой дух, ибо немощь телесная, немощь плоти превозмогается напряжением духа. Но в тот момент ученики не смогли исполнить того, что приказал им Спаситель, и вскоре произошло бегство многих из них, а апостол Петр трижды отрекся от Господа...

    Все это произошло потому, что ученики не исполнили заповедь Спасителя: Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна. Из этих слов видно, что бодрствование учеников нужно было не Господу, а в первую очередь им самим. Господь знал, что апостолы не проявят мужества, твердости, не сделают того, что должны были сделать, но тем не менее исполнил по отношению к ним Свой пастырский долг — приказал им, чтобы они бодрствовали, молились и чтобы духовное в них превозмогало телесное. Он как Пастырь исполнил Свой долг до конца, а они как пасомые не проявили должного мужества и твердости. Конечно, потом это было причиной душевных мучений апостолов — и не только в те дни после страданий Спасителя, когда ученики еще не знали, что Он воскрес, и пребывали в чрезвычайном томлении, но и впоследствии. Как известно, у апостола Петра душевные мучения продолжались до конца его дней — даже после того, как Христос утешил его троекратным вопрошением: Любишь ли ты Меня? — и восстановил в апостольском служении (см. Ин. 21, 15–17). Как повествует Церковное Предание, всякий раз, когда пел петух, апостол Петр начинал плакать, вспоминая о своем отречении. И одной из самых главных причин, вызвавших отречение, было, выражаясь аскетическим языком, нерадение.

    Не нужно умалять значение этого порока. Мы думаем, что это пустяк, если мы немного проспали, немного переели, немного не послушались, немного оставили Иисусову молитву и так далее. Мы относимся к себе снисходительно, а в действительности нарушаем заповедь Спасителя: Бдите и молитеся, да не внидете в напасть: дух убо бодр, плоть же немощна. Спаситель, говоря о кончине мира, многократно повторял, что нам необходимо бодрствование, бдение: Блюдите, бдите и молитеся: не весте бо, когда время будет (Мк. 13, 33), то есть смотрите, наблюдайте за собой, бодрствуйте и молитесь, ибо не знаете, когда наступит это время — время второго пришествия. Эти слова можно отнести и ко дню нашей кончины: Бдите убо: не весте бо, когда господь дому приидет, вечер, или полунощи, или в петлоглашение, или утро: да не пришед внезапу, обрящет вы спяща. А яже вам глаголю, всем глаголю: бдите (Мк. 13, 35–37). Под сном здесь подразумевается именно наше нерадение. Бодрствование — это образное описание нашего должного состояния, а сон — образное описание состояния порочного, страстного. Господь приходит к нам Своей благодатью, а мы не можем принять Его внутрь себя. В нерадении потихоньку может пройти вся наша жизнь. Мы не заметим, как наступит момент нашей смерти, и Господь найдет нас «спящими»: это будет для нас очень страшно, потому что назад уже ничего не вернешь.


    А яже вам глаголю, всем глаголю: бдите. Эти слова очень похожи на те, которые Спаситель сказал в Гефсиманском саду Своим ученикам:Бдите и молитеся, да не внидете в напасть. Яже вам глаголю… — не думайте, что это обращение Спасителя относилось только к ученикам — Петру, Иакову и Иоанну. Нет, эти слова сказаны апостолам для того, чтобы они передали их всем будущим ученикам Христовым. Несколько иначе о духовном бодрствовании в связи с ожидающейся кончиной мира говорит евангелист Лука: Бдите убо на всяко время молящеся, да сподобитеся убежати всех сих хотящих быти, и стати пред Сыном Человеческим (Лк. 21, 36). Это состояние, к которому мы должны стремиться, иначе день Страшного суда наступит для нас внезапно. И если Господь решит прийти лично к нам, посетить нас Своей благодатью, то мы окажемся не готовыми принять Его, не сможем стати пред Сыном Человеческим. В настоящей, истинной молитве христианин предстоит пред Господом Иисусом Христом (неважно, благодарит ли он Господа или умоляет о прощении грехов). Если же мы будем вести себя нерадиво, не станем бодрствовать и молиться, то окажется, что мы не сможем не только в будущей, но и в этой жизни предстать пред Сыном Человеческим, потому что предстояние пред Ним в этой жизни есть залог того, что мы и в будущей жизни будем подле Него"
     
    -Oleg-, р. б. Александр, Lupus и ещё 1-му нравится это.
Загрузка...