О границах Церкви

Тема в разделе "Богословские вопросы", создана пользователем Геннадий Сокол, 17 май 2017.

  1.  
    Геннадий Сокол
    Оффлайн

    Геннадий Сокол Мистер Начитанность

    Сообщения:
    1.148
    Симпатии:
    1.425
    Лучшие ответы:
    5
    Вероисповедание:
    Православный
    В учении о границах Церкви св. Киприан Карфагенский создал в богословии определение принадлежности к единой Христовой Церкви как отдельных лиц, так и христ. сообществ (конфессий, деноминаций, общин). Вопрос о Г. Ц. является одним из самых актуальных в совр., в т. ч. правосл., экклезиологии. Он представляет собой сложную богословскую проблему и включает неск. аспектов: канонический, догматический, сакраментальный, харизматический.
    Органическое, бессмертное, небоземное единство Церкви как Богочеловеческого Тела, Богочеловеческого организма, Богочеловеческой организации находится в Самой Личности Богочеловека, Господа Иисуса Христа. Это единство всецело присутствует в богочеловеческом апостольстве, и в богочеловеческой святости, и в богочеловеческой соборности святых Апостолов и их преемников — епископов. Такова Богочеловеческая, Христова Церковь от начала до сего дня; такой она пребудет на протяжении всей истории земли и неба: Единой, Святой, Соборной и Апостольской; Она = бессмертный и вечный Богочеловек, Владыка Христос через все Божественные вечности. Эту истину всей душой чувствует и всем сердцем ведает и богомудро сказует святой Киприан Карфагенский: «Кто не держится единства Церкви, тот не имеет и веру Церкви. Кто противится и поступает вопреки Церкви, тот не пребывает в Церкви. Рассуждая об этом, божественный апостол Павел возвещает тайну этого единства, говоря: одно тело, один дух, один Господь, одна вера, одно крещение, один Бог (Еф. 4, 4-6). Этого единства должны держаться все мы и блюсти его, особенно епископы, первенствующие в Церкви, дабы показать, что и самое епископство едино и неделимо. Епископство едино, и каждый епископ всецело в нем участвует. Равно как и Церковь едина, хотя и приумножается, и расширяется через приращение. Вот, много лучей у солнца, но свет один; много ветвей на дереве, но ствол один, твердо утверждающийся на корне. Отдели солнечный луч от его источника — единство не допустит бытия обособленного света; отломи ветвь от дерева — отторженная ветвь утратит способность расти. Так и Церковь, озаряемая Владычним светом, распростирает свои лучи по всему міру; но свет, повсюду разливающийся, один, и единство тела пребывает нераздельным. На всю землю Церковь простирает свои ветви, обремененные плодами; ее обильные потоки текут по огромному пространству, но при всем этом глава остается одной; один источник, одна мать, богатая духовными чадами. От нее мы рождаемся, ее молоком питаемся, ее Духом напояемся. Она сохраняет нас для Бога, готовя своих чад для Небесного Царствия. Каждый отделяющийся от Церкви становится чуждым ее обетованиям; оставивший Христову Церковь лишается воздаяний, уготованных Христом: он ей чужд, непотребен, он — ее враг. Не может иметь Бога Отцом тот, кому Церковь не мать (Habere поп potest Deum Patrem qui Ecclesiam non habet matrem*). Пребывающий вне Церкви не может спастись, как не спасся никто из бывших вне Ноева ковчега. Господь говорит нам в научение: Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает (Мф. 12, 30). Собирающий в другом месте, а не в Церкви, раздробляет Христову Церковь.

    “По общепризнанному мнению, проблема экклезиологии, — как это справедливо отмечает в своей магистерской диссертации Блаженнейший Митрополит Владимир, — понятая во всей полноте и объеме, является одним из насущнейших вопросов, стоящих перед богословской наукой. Решение этой проблемы — это задача, завещанная богословию эпохой святоотеческой”.
    В связи с кризисом современного экуменического движения особо актуальной в наши дни стала вечная и неустранимая тема единства Церкви. В материалах Юбилейного Архиерейского Собора, проходившего в Москве в августе 2000 года, говорится, что “важнейшей целью отношений Православной Церкви с инославием является восстановление богозаповеданного единства христиан (см.: Ин. 17, 21). Это задача первостепенной важности для Православной Церкви на всех уровнях ее бытия.
    Безразличие по отношению к этой задаче или отвержение ее является грехом против заповеди Божией о единстве. По словам святителя Василия Великого, “искренно работающим для Господа надо о том единственно прилагать старания, чтобы привести опять к единству Церкви, так многочастно между собою разделенные”.
    Но, признавая необходимость восстановления нарушенного христианского единства, Православная Церковь утверждает, что подлинное единство возможно лишь в лоне Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви”.
    Святитель Григорий Богослов о христианах, находящихся в еретических и раскольничьих церковных сообществах, сказал такие слова: “Мы добиваемся не победы, а возвращения братьев, разлука с которыми терзает нас”. Православные христиане, руководствуясь заповедью любви к ближнему, не имеют права вычеркнуть из своего сердца ту часть христианского мира, которая пребывает вне полноты Истины Христовой, и не могут не испытывать глубокую боль и скорбь о собратьях, отпавших от единства с Церковью.
    Православное богословие неизменно утверждает, что полнота спасительной благодати Божией пребывает только в пределах Вселенской Православной Церкви, которую образует семья Поместных Православных Церквей, сохранивших неповрежденно чистоту апостольской веры. Православная Церковь есть истинная Церковь Христова — единая и единственная (св. Киприан Карфагенский. “О единстве Церкви”). В этой связи возникает закономерный вопрос: “В какой мере и как нарушается церковная ткань по мере удаления от Православия и где она окончательно разрушается?” (прот. Николай Афанасьев. “Прием в Церковь из схизматических и еретических обществ”).
    Председатель Синодальной богословской комиссии Русской Православной Церкви Митрополит Минский и Слуцкий Филарет небезосновательно отметил, что “в вопросе о границах Церкви мы сталкиваемся с удивительным историческим парадоксом: Православная Церковь, всегда осознававшая себя в качестве Церкви Вселенской, Церкви Символа веры, и свидетельствовавшая, что вне ее ограды нет Спасения, в то же время установила каноническую допустимость принятия в свое лоно инославных не обязательно через Таинство Крещения, но и через Таинства Миропомазания или даже Покаяния. Было дано несколько объяснений этого явления. Но надо прямо сказать, что этот вопрос является до сих пор открытым”. Эти факты действительно ставят нас перед проблемой: как могут совершаться таинства вне канонических границ Церкви?
    Перед тем, как приступить к рассмотрению этого едва ли ни самого сложного экклезиологического вопроса, приведем слова Предстоятеля нашей Церкви, которые позволят нам взглянуть на эту проблему и с апологетической точки зрения...

    old.kdais.kiev.ua/publication/upload/31/182/poslenikodima.doc
     
    Тамара и Сан Саныч нравится это.
Загрузка...