Икона «Кровоточивый Спас». …Кровоточивый (Державинский) образ Спасителя

Опубликовал Zoya в дневнике Дневник Zoya. Просмотры: 1045

Икона «Кровоточивый Спас» — грозное знамение ХХІ века, призыв к покаянию | Україна Православна
Икона «Кровоточивый Спас» — грозное знамение ХХІ века, призыв к покаянию
17.06.2012
[​IMG]Осенью прошлого года в Украине нашла своё пристанище великая святыня — чудотворный образ Кровоточивого Спаса. Эта уникальная икона находится в женском монастыре Афонской иконы Божьей Матери в урочище Кипячее села Чоповичи Житомирской области. Путь ее в Полесье был длиной в десять лет.
В начале 2000- го года в одном из домов деревни Державино Оренбургской области произошло событие, которое сложно постичь умом — на образе спасителя на лбу Господа появились капельки крови, которые имели характерный терпкий запах. Химическая и медицинская экспертизы этой жидкости показали, что это настоящая человеческая кровь. Пока икону изучали, она продолжала источать капли крови и на сегодняшний день образ Христа полностью покрыт густыми потеками.
За последние годы эту икону уже принимали верующие из многих стран мира. Рядом с ней были зафиксированы чудесные исцеления от болезней. И сегодня этот чудотворный образ Иисуса Христа находится в женском монастыре в честь Афонской иконы Божией Матери в урочище Кипячее в Малинском районе Житомирской области.
Рассказывает духовник монастыря протоиерей Роман (Барановский):
- Патриарх Алексий прикладывался к этой иконе и 12 священников служили возле нее.
По благословению Патриарха в Москве был сделан анализ крови с этой иконы,
второй раз экспертизу провели в Луганске,
третий - в Румынии. Кровь оказалась 4 группы, как и на Туринской
плащанице. После этого Патриарх Алексий благословил, чтобы икону Спасителя возили по всей России, чтобы она свидетельствовала бы о том, что мы своей греховной жизнью распинаем Иисуса Христа, что мы хуже фарисеев, потому что, зная Христа, продолжаем Его распинать.
Каждая епархия приглашала эту икону на уровне митрополитов. Перед иконой Спасителя молился митрополит Агафангел, плакал перед ней владыка Онуфрий, епископ Берлинский Марк нес эту икону на руках, митрополит Минский Филарет сам вносил ее в храм. Встречали эту икону в Болгарии, Сербии, Молдове, Турции, Венгрии, ее знают во всех православных странах. В Иерусалим приглашал эту икону граф Николай Воронцов. Митрополит Салоникийский Филофей приезжал к иконе из Греции. Потом рассказывал о ней на греческом телевидении.
Загадка и тайна для всех в том, почему эта икона теперь находится в нашем монастыре Афонской Божьей Матери, а не в Лавре или столичном соборе, почему монахиня Ангелина завещала её в наш монастырь, который только развивается и находится в лесу, где фактически нет благ цивилизации?
Прежде чем попасть к нам, икона Спасителя путешествовала 10 лет. Наши сестры забирали ее из Бреста в Беларуси. Везли тремя автомобилями через границу. Когда икону положили в машину, все почувствовали запах свежей крови. Владыка Виссарион встречал эту икону со слезами на глазах. Глава воинов-афганцев Киева нес икону на руках и говорил о том, что ему приходилось на своих руках нести раненых, но впервые он нёс на руках раненую икону.
Возле нашей иконы уже произошло множество исцелений. В Черновцах зафиксирован случай, когда девочка, которая не ходила с рождения, стала на ноги и приложилась к иконе, у молодого человека начала работать почка, хотя врачи уже готовили его к операции.
Про исцеление возле иконы можно писать целые книги, но главное чудо – это когда люди, проведя какое-то время рядом с ней, меняются и каются в своих грехах. Заведующая гинекологическим отделением одной из киевских больниц свидетельствовала, что приложившись к этой иконе, она увидела кровь убитых из-за абортов детей, которые были сделаны в ее больнице. Она покаялась и пообещала, что больше не будет делать аборты. Но наибольшее чудо, что люди прозревают духовно, становятся более человечными, у них просыпается совесть. Кто-то может сомневаться в чудесах, но когда люди меняются, это нельзя не признать. Бесноватые люди не могут коснуться этой иконы, говорят, что она печет и имеет запах крови.
Я всем советую посмотреть эту икону и привезти к ней своих родных, люди рядом с ней становятся лучше, они меняют свою жизнь, перестают быть эгоистичными. Я приглашаю вас в монастырь Афонской Иконы Божьей Матери.

\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\
Статья, которую подготовил Антон Жоголев,
от 6 марта 2015 года, много фото вставляю только это.

[​IMG]
На Державинской иконе лик Христа Спасителя весь залит кровью…

http://благовестсамара.рф/-public_page_24032
«Господь доверил мне чудо...»
Интервью с хранительницей мироточивых и кровоточивых Державинских икон Ольгой Владимировной Ефимовой.
Перед Прощеным воскресеньем, на вечернее Богослужение 21 февраля в Кирилло-Мефодиевский собор города Самары были привезены из Минска известная святыня — Кровоточивый (Державинский) образ Спасителя и другие чтимые образа. Державинские чудотворные иконы пробыли в самарском храме до четверга первой седмицы Великого поста и задали особенную, постовую тональность для многих верующих, которые пришли в эти дни поклониться кровоточивым и мироточивым иконам. Святыни сопровождала хранительница Державинских икон Ольга Владимировна Ефимова, которая уже много лет живет в столице Белоруссии Минске. Ольга Ефимова давний друг нашей редакции, и потому мы пригласили ее в гости, на интервью.

— Сколько лет ваши иконы не были в Самаре?
— Кровоточивого образа Спасителя не только в Самаре, но и в России не было уже 14 лет. Последний раз икона была здесь в 2001 году.
— Как пришла к вам мысль привезти иконы в Самару?
— Сначала я в декабре прошлого года по благословению Митрополита Самарского и Сызранского Сергия привезла в Самару мироточивые иконы. Многие люди меня тогда спрашивали, почему я не привезла Кровоточивый образ Спасителя. И вот к началу Великого поста я решила привезти именно эту икону для поклонения верующих.
Кровоточивый образ в Самаре встречали очень благоговейно. Настоятель Кирилло-Мефодиевского собора протоиерей Сергий Гусельников встретил меня на вокзале, икону Спасителя положили в киот. И мы поехали в собор святых равноапостольных Кирилла и Мефодия. Там иконы уже ждали. Люди вышли из храма нам навстречу с хоругвями, с храмовыми иконами. Мы обошли храм Крестным ходом, потом зашли внутрь и положили иконы на аналоях в центре храма. Я привезла четыре иконы: Кровоточивый образ Спасителя, мироточивую и кровоточивую икону Матери Божией «Взыскание погибших», мироточивую и кровоточивую икону святого Царя Николая II и мироточивую икону Святителя Николая Чудотворца. Образ Божией Матери «Взыскание погибших» я подарила самарскому храму святых равноапостольных Кирилла и Мефодия на молитвенную память о нашей семье. Самара для меня это вторая родина, можно сказать, мой родной дом. Этот дар я делаю из уважения к Митрополиту Сергию, из любви к Самарской епархии…
— Ольга Владимировна, к вам в Державино приезжал известный самарский молитвенник протоиерей Иоанн Букоткин… Вспомните, пожалуйста, об этой встрече.
— Да, отец Иоанн Букоткин приезжал к нам в Державино, я встречала его в своем доме. Был он уже старенький, больной. Священник Виктор Проничкин его привозил. Были с ними и другие священники. И когда отец Иоанн подошел к Кровоточивому образу Спасителя — его держали под руки, а тут он руки распростер и воскликнул: «Господи мой, Господи! Видно, фарисеи и книжники не распинали Тебя так, как мы сегодня Тебя распинаем своими грехами!» Отец Иоанн исповедовал священнослужителей у этих икон. И подарил мне горстку изюма, сказал: «Вот это к Пасхе тебе!» (Этот изюм у меня долго хранился, я вспомнила о нем, только когда батюшка Иоанн отошел ко Господу…) Потом отца Иоанна повезли в державинскую больницу, ему стало плохо с сердцем от переживаний, когда увидел кровотечение на иконе. И врач нашей больницы сказал ему: «Зачем вы все сюда едете, разве у вас в Самаре храмов нет?» Отец Иоанн ответил ему: «Вы сами не представляете, рядом с каким чудом живете, какое чудо Господь вам дает! Настанет такое время, когда чуда этого здесь не будет, и тогда вы, может быть, поймете, что у вас было и что потеряли…» Так оно и случилось.
— Ольга, как вы ответите тем людям, которые в недоумении вопрошают: почему именно ей такое чудо? Почему вам?
— Ну, это не ко мне вопрос. Очень трудно ответить… Мы не можем Господу указать, где именно явить чудо. Господь Сам указывает Своим перстом. Когда-то я жила с мужем-мусульманином. Это чудо и для исправления моей жизни было вначале дано. Потом по милости Матери Божией в мою жизнь вошел еще один мужчина, который любил меня, жалел моих детей, заменил им отца. Вот так и протекала моя жизнь перед этими иконами... Мама моя стала монахиней, потом я ее похоронила. Дети выросли. Мы самые обычные люди. Необычность моя только в том, что я уже в течение многих лет вожу эти иконы. С 2000 года я живу на колесах.
фото. Протоиерей Сергий Гусельников принимает в дар храму от Ольги Ефимовой кровоточащую и мироточащую икону Божией Матери «Взыскание погибших».

Иногда и я думаю: почему мне выпал такой жребий, такой крест, а не кому-то другому? Ведь все женщины живут обычной жизнью, с мужьями, у них работа, дом, домашние дела. И у меня тоже так когда-то было. И вдруг это закончилось. У меня сейчас тоже есть дом, взрослые дети. И все-таки у меня особая миссия, я уже так привыкла к ней за эти годы, что уже не представляю для себя другой жизни. Раньше я даже обижалась: ну как же так, почему я теперь не могу жить как все… Но постепенно жизнь моя менялась в корне, это была такая долгая-долгая дорога к Богу, длиною в жизнь. Дома, в Минске, всматриваюсь порой в окровавленный лик Спасителя на Кровоточивой иконе и вспоминаю, где мы были с этой иконой, как через таможню проезжали, как нас встречали, какие Крестные ходы были, как благоговейно, под звон колоколов, икону заносили в храмы, в обители…
— Ольга, вы сильный человек?
— По духу, наверное, да. Но, как и все женщины, бываю очень слабой. Бывает, и плачу, но так, чтобы никто этого не видел. Бывают моменты, когда мне тяжело, грустно, но я стараюсь никому этого не показывать. Знаете, как бывает, когда едешь куда-то, где к тебе враждебно относятся, не надо показывать своих слабостей — тогда обязательно ущемят побольнее.
Я себя считаю счастливой — не потому, что я еще молодая и полная сил, не из-за того, что у меня, слава Богу, есть дети, а потому, что Господь доверил нашей семье чудо. Если и были на нас гонения, и попытки вывоза наших икон в 2001 году, — значит, так нужно было. У Бога ничего не бывает просто так.
В эти дни многие самарцы смогли поклониться Державинским кровоточивым и мироточивым иконам.

— О вас столько говорят, пишут, даже фильмы снимают… Это мешает вам?
— Мешает. Время от времени я где-то уединяюсь, чтобы отдохнуть от всего этого.
— Как вы сами думаете, почему произошло такое чудо, почему кровоточит икона Спасителя?
— Наверное, потому, что мы сами, Православные христиане, не живем так, как должно. Постоянно у нас зависть, ненависть… Друг друга ненавидим, сгрызаем… Вот на Украине теперь что творится. Мы с мамой Кровоточивую икону провезли по всей Украине, где Крестным ходом на машине, где Крестным ходом пешком. От Киева, Житомира и до Ужгорода прошли пешком с этой иконой, года за два. Кровоточение иконы — страшное чудо. Раньше иконы мироточили перед войной. А тут уже кровоточит…
Не берусь об этом рассуждать. Но смотрите, что происходит — Сербию бомбили, на Украине сейчас война, Православные убивают Православных… Что нам ждать? Надо на Бога уповать и все же верить в лучшее.
— Когда последний раз вы видели кровоточение на иконе?
— Честно скажу, я это не отслеживала. В основном кровь сразу сворачивается на Лике. Иногда вижу свежие пятнышки крови на марлечке, которой понизу обернута икона. Кровоточение продолжается, но сейчас уже редко. Обильное кровоточение, когда кровь капала, закончилось в 2007 году.
— В Писании сказано: «нет пророка в своем отечестве». Вы можете и к своему чуду отнести эти слова? Почему из Державино вы переехали в Минск?
— В Минске я оказалась по семейным обстоятельствам, мой муж был из этого города. И я, и мама моя, хоть она и приняла уже к тому времени монашеский постриг, мы не были приняты в «своем отечестве», в Державино, да и в целом в Оренбургской области. Точнее будет так сказать: чудо там приняли. Не приняли нас — из-за того, что мы не отдали эти иконы. А там хотели, чтобы не у нас, а у кого-то другого это чудо было…
— А как в Самаре верующие это чудо восприняли?
— Все эти дни, что Кровоточивый образ пребывает в Самаре, я стою в храме недалеко от аналоя, где лежат иконы. И ко мне подходят люди, говорят, что помнят меня, приезжали ко мне в Державино. Выражали благодарность, спрашивали, почему я уехала из России...
— А в Минске где хранится Кровоточивый образ?
— В моем доме. Соседи, прихожане ближайших храмов знают об этом. И когда праздники, воскресные дни, мы ездим с этими иконами по храмам Минска, Витебска, Гродно — по Белоруссии. Мои соседи относятся к чуду с уважением. Такого неприятия, как в Державино, там нет. Некоторые люди меня здесь спрашивали, не повезу ли я после Самары иконы в родное мое Державино, благословить мой бывший дом, где это чудо начиналось… А я скажу так: тот дом уже благословлен тем, что там произошло такое чудо. После Самары я отправляюсь в другие епархии, потом возвращаюсь с иконой в Минск. В Державино я не привезу иконы, наверное, никогда. Дом там остался за мной, но родственников там уже никого нет, и я не хочу туда возвращаться.
Сейчас моя дочь учится в России, и я приезжаю к ней, бывает, месяцами у нее живу. И вот как-то приехала я из Минска, доехала до поворота на Бугуруслан и села в рейсовый автобус, который шел из Державино. И один мужчина, державинский, смотрит на меня и громко, на весь автобус говорит: «Я бы уступил место вот этой даме, но я ее в упор не знаю». Какая-то зависть, перерастающая в ненависть, — вот с чем пришлось столкнуться. Помню, как мне вслед говорили с презрением: «Дамочка пошла…»
— Сколько лет вам было, когда начала мироточить первая Державинская икона, Святителя Николая Чудотворца?
— Мне тогда и тридцати не было, а сейчас мне 46 лет. В 1998 году в нашем доме произошло первое чудесное знамение — свет от иконы Николая Чудотворца. Я работала на почте, со всеми ладила, мы были для всех хорошие. А когда произошло чудо в нашем доме, для соседей мы стали вдруг очень плохие… Даже говорят иногда: а чего она опять приехала, чего ей здесь надо? В прошлом году я приехала в Державино перед Пасхой, навести порядок вокруг дома и в доме, на могилках мамы и папы. Сжигала сухую траву, листья, и разгорелся костер у меня довольно сильно. Соседи, ни слова не говоря, сразу вызвали МЧС. Работники МЧС тут же уехали, потому что я быстро всё потушила. Но очень обидно из-за такого отношения соседей.
А в Минске ко мне относятся по-другому. В Белоруссии в годы войны многие были партизанами, натерпелись всякого. Поэтому люди там более добрые.

— Свое молитвенное правило вы дома у себя совершаете перед чудотворными иконами?
— Да, я молюсь перед всеми своими иконами. Есть у меня мироточивые иконы, есть и те, которые никогда не мироточили. Заметила, что продолжают мироточить или кровоточить только те иконы, которые замироточили с самого начала. Другие иконы у меня не мироточат. Когда я в 2001 году перевезла иконы в Минск, то думала, что чудо на этом закончится. Ведь мироточения там не было полгода. А потом иконы снова стали мироточить. Как будто эти полгода они, как живые, тоже привыкали к новым условиям. Я всегда молюсь за себя, за своих детей, перед всеми иконами — и мироточивыми, и другими. Читаю утренние или вечерние молитвы по молитвослову, а потом молюсь своими словами.
— Вы ведь не монахиня, мирской человек, тяжело ли вам жить рядом с таким чудом, постоянно находиться в духовном напряжении? Можно ли заниматься обычными мирскими, домашними делами в доме, где находится Кровоточивый образ Спасителя?
— Тяжело бывает от моей известности. А делать какие-то домашние дела в присутствии Образа я как-то привыкла. Как будто Кто-то живой в доме, дышит, все время присутствие ощущаю. А святыни как будто живут своей жизнью, — пока я копаюсь в огороде, клубнику собираю или еще что.
А когда утром вижу на иконах свежие следы мира, воспринимаю это спокойно, словно так и должно быть. К этому я привыкла.
— Правильно ли мы говорим сейчас: «Державинское чудо», «Державинские иконы»?
— Не совсем, ведь они с 2001 года — Минские, Белорусские. А та икона, которую я передала в Самару, пусть так и называется — Самарская мироточивая и кровоточивая икона Божией Матери «Взыскание погибших».
— Почему мироточат у вас не какие-то большие, старинные, а порой совсем простые образа?
— Среди моих мироточивых икон есть одна старинная — Святителя Николая, с ней еще мои бабушка и дедушка венчались. Эту икону я тоже сейчас привезла в Самару, вы могли ее видеть. Господь, если захочет, то и на картоне, и на камне, и на двери покажет Свое знамение.
— Вы когда-нибудь чувствовали в себе нечто необычное?
— Нет, до чуда я жила обычной жизнью. Из необычного — бывали сновидения, в которых я видела Божию Матерь, Ее Покров, Николая Чудотворца, блаженную Матронушку…
— Чудо мироточения икон в вашем доме сделало вас материально богатой?
— Богатой духовно сделало. А материально состоятельной меня сделал муж. Он был поляк, его звали Людвиг. Он услышал о чуде, что произошло в нашем державинском доме, проникся им, приехал посмотреть. Потом он принял Православное крещение с именем Леонид. И сколько я жила до встречи с ним, и шесть лет я уже вдова — такого человека не встречала больше, не могу представить рядом с собой кого-то другого. Девять лет счастья было у нас.
— А дочки ваши как росли рядом с чудом?
— Дочери мои Фаина и Нонна сейчас уже взрослые. Дочек я крестила, когда им было три и четыре года. Претерпела, конечно, за это от своего первого мужа — он сдернул с них крестики тогда. Но все-таки они у меня остались Православными, чего я и добивалась. Дочки видели не только чудо — они видели и гонения, которым наша семья подвергалась из-за чуда. И у них была какое-то время обида на жителей Державино, случился даже на некоторое время отход от Церкви. Они верят в Бога — когда куда-то идут, обязательно молятся, всегда крестятся. Но в то же время в них некая гордость возникала из-за того, что их мать — хранительница святынь. Это было и еще чуточку осталось. Я молюсь, чтобы это исправить. К счастью, я для них самый большой авторитет и по сей день.
— Кто из известных людей Белоруссии молился у ваших икон?
— Галина Лукашенко, жена президента Белоруссии, молилась перед нашими иконами в Бобруйске. Она очень благоговейная женщина, помогает храму в Бобруйске. И как раз в этом храме прикладывалась к нашим иконам.
С большим благоговением к иконам отнеслись монахи Жировичского монастыря. Они мне даже стихотворение посвятили, оно на белорусском языке, в котором желают мне духовной крепости, чтобы я жила, подражая моей Небесной покровительнице святой равноапостольной княгине Ольге…
— За последние годы были какие-то необычные случаи около икон?
— Приезжаю я в 2010 году в один украинский город с Кровоточивой иконой Спасителя. Это было на юго-востоке Украины, но не там, где сейчас воюют. Архиерей этой епархии благословил меня пожить в их городе с иконами две недели, выделил мне комнату на втором этаже архиерейского дома и сказал: «Если что будет нужно, вон видишь, в арочке вторая дверь слева, обращайся!» — то есть чтобы я могла прийти за помощью, если возникнут какие-то вопросы. Только Владыка ушел, заходит ко мне женщина с блокнотиком и авторучкой и спрашивает каким-то металлическим голосом: «Фамилия, имя, отчество…» Понятия не имею, как она вошла ко мне и как вообще попала в архиерейские покои. А это, оказывается, бес пришел ко мне вместе с этой несчастной женщиной. Выглядела женщина интеллигентно, была хорошо одета. Я подумала, что это администратор Владыки, и только потом уже подумала: какой же это администратор, они в гостиницах бывают, а в архиерейском доме откуда? Итак, спрашивает она у меня фамилию, имя, отчество, и я покорно отвечаю, не зная, что это вопрошает меня бес. Она дальше спрашивает: «Точная дата вашего рождения». Я про себя думаю: а что, бывает еще не точная дата? Следующий вопрос: «Цель вашего приезда?» Отвечаю, что приехала с чудотворными иконами… Она говорит: «Это не ответ». Ну ладно, говорю, напишите, что я приехала в паломничество. А дальше было очень страшно. Она как зарычит на меня! — подошла ко мне вплотную и укусила за кончик носа, до крови укусила, и говорит: «Давай мне твой домашний адрес, я к тебе в гости приеду». Я поняла, с кем имею дело, и так испугалась, думала, что всё, жизнь закончилась. Но Господь меня спас, я вырвалась от нее и побежала по коридору. Она бежит за мной и кричит: «Домашний адрес, домашний адрес…» В это время я вспомнила слова Архиерея: «Если что, в арке вторая дверь слева…» Я залетаю в эту дверь, к Владыке, кричу: «Владыка, помогите!» А я была прямо в халате… Владыка очень удивился моему виду и осуждающе посмотрел на меня. Но тут же всё прояснилось. Эта женщина залетела за мной следом в дверь, и сразу она потеряла ко мне интерес, увидев Владыку. Стала уже ему истошно кричать: «Домашний адрес...»
Владыка взял со стола крест, осенил ее с молитвой «Да воскреснет Бог», и тогда она упала на пол, пена стала идти у нее изо рта. И постепенно она перестала кричать, встала и ушла.
Видимо, она раньше работала администратором гостиницы, и когда стала болящей, у нее в голове вертелись такие дежурные вопросы, она на них была зациклена. Только непонятно, как она сумела пройти в Архиерейские покои. Владыка меня защитил своей Архиерейской благодатью!
Был и такой случай. Ехала я с Кровоточивой иконой Спасителя в поезде из Киева в Кишинев. Меня провожала в Киеве на вокзал одна монахиня и пожелала мне: «Счастливой веселой дороги!» Почему она мне именно так сказала, я не могла понять. Видимо, она что-то предвидела. И когда я вошла в поезд, мне досталось в купе место рядом с одним очень пьяным молдаванином. Он был гастарбайтер, ехал с работы из Москвы домой в Кишинев. Он был уже настолько невменяем от выпитого, что глаза его стали как будто неживые, стеклянные. Он смотрит на меня и спрашивает: «Каким образом вы вошли в мою квартиру?» Я поняла, что это искушение, и вежливо отвечаю: «Когда это вагон стал вашей квартирой?» Тогда он стал говорить, что меня «узнал»: якобы я — частный детектив, которого наняла его жена следить за ним. Ну, думаю, надо его сразу на место ставить, иначе дальше еще хуже будет. Бесноватые не могут спокойно выносить святыню. «Молодой человек, — говорю ему, — вы давно на себя в зеркало смотрели? Ну не стоите вы того, чтобы нанимать из-за вас частных детективов…»
— Есть ли у вас духовный отец?
— Да, есть такой священник. Его зовут отец Сергий, он живет на Карпатах, в Гуцульских горах, больше ничего не буду о нем говорить. Он окончил Московскую Духовную Академию. С ним я советуюсь во всех трудных ситуациях, звоню ему по телефону. Если есть время, езжу к нему. Он большой молитвенник. У него своя пасека, с ним живут шесть монахов, у них небольшая община.
— Были ли исцеления от икон?
— Были, но большинство людей предпочитают об этом молчать: исцелились — и слава Богу! В Молдавии я наблюдала, как люди подходят к иконам и прямо вслух говорят примерно так: «Господи, исцели мою семью, у мужа нога болит, а у дочери — сердце болит…» И многие получают исцеления. Мальчик в Бресте исцелился — это уже известный случай, после того как он приложился к Кровоточивому образу Спасителя через стекло, у него на рубашечке кровь осталась. Маму мою исцеляла эта икона: у нее инфаркт случился на Карпатах, и после этого рак у нее обнаружили в поджелудочной железе. Врачи сказали нам, что она проживет не больше полугода, а она — слава Богу! — четыре с половиной года еще прожила с нами.
— Вы объездили уже немало стран. Где ваше сердце больше всего ликовало?
— Если считать и маленькие республики, я объездила 48 стран. Но не хочу выделять никакую страну. Все страны очень хорошо принимали — взять Белоруссию, Украину, Молдову, Румынию, Венгрию (я все же особо выделю Венгрию, потому что мама моя там была как духовной мамой для монахов), даже в Лондоне мы были за полгода до смерти мамы. И везде икону встречали очень благоговейно, со страхом Божиим. Встречались мне, конечно, люди завистливые, которые говорили: почему ей такое чудо, почему не мне? Но гораздо больше людей добрых, искренних.
Однажды я задумалась: хранитель Иверской-Монреальской мироточивой иконы Божией Матери Иосиф Муньос был убит 30 октября 1998 года. А ведь первое знамение — чудесный свет от иконы Николая Чудотворца — произошло у нас тоже в 1998 году, 23 октября. То чудо мироточения как бы перешло к нам. Я ничего не утверждаю, просто однажды так вот задумалась над этим. Один священник всё спрашивал меня, как же я так долго, уже больше пятнадцати лет, вожу эти иконы. Может, стоило кому-то другому передоверить эту миссию, кто-то другой попробовал бы меня заменить… Но это же моя семейная реликвия, кому я могу ее передоверить?
Подготовил Антон Жоголев
P.S. Настоятель Кирилло-Мефодиевского собора протоиерей Сергий Гусельников сообщил нашей редакции, что в киоте, где в эти дни находился Кровоточивый образ Христа Спасителя, остались сгустки крови. Ольга Ефимова посоветовала настоятелю собрать эту кровь в марлю, что и было сделано. Теперь эта марля с запекшейся кровью будет положена в киот к постовой храмовой иконе Спасителя, и прихожане смогут молиться у этой святыни.
См. также...
6 марта 2015
\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\
http://благовестсамара.рф/-public_page_24033
Встреча с хранительницей Державинских святынь
фото. Крестный ход с Кровоточивой иконой Спасителя в городе Лида, Белоруссия.

В 1990-х годах мы жили на Урале. В новостях по телевизору я узнала про чудо в Державино — в одном небольшом домике замироточили несколько икон. Промелькнуло и лицо взрослой дочери хозяйки — Ольги-почтальонки. Это было время, когда я только начинала задумываться о Боге, о смысле своей жизни. И — о, Господи!!! Если б я тогда знала, что пройдет более пятнадцати лет, и я — в ту пору ярая атеистка — настолько уверую в Бога, что буду работать в храме, вернусь в Новокуйбышевск Самарской области, полностью изменю свою жизнь и в мой дом приедет эта Ольга — Хранительница чудотворных икон.
Неисповедимы пути Господни…
После того как мы с батюшкой и моим мужем обговорили все вопросы о ее временном проживании у нас, я попыталась представить, какая она. Было очень интересно увидеть и познакомиться с ней. Как выбирает Господь таких людей, почему именно у них происходят чудеса и какие чувства и мысли испытывала она сама.
Мне хотелось, чтобы ей у меня было уютно и хорошо. Ведь бывала она во многих местах, ей есть что сравнить. Работая семь лет в храме и общаясь со многими людьми, я приобрела какую-то «профессиональность» (прости, Господи!) отличать людей по вере. Очень много можно сказать о человеке по тому, как он крестится, какие у него глаза, весь его облик. Стоит ли говорить с ним о самом-самом или ограничиться общими фразами. Можно даже с уверенностью сказать: этот еще придет в храм, а этот — случайный прохожий…
Ольга оказалась таким многогранным, удивительным человеком, о котором вообще трудно написать и рассказать. Она — буря! Солнце! Бездна…
Мы, верующие, знаем, что человек может быть ветхим и обновленным через Таинства, подаваемые в Церкви, и через ту борьбу, которую ведет каждый христианин против своих страстей, он преобразуется, избавляется от поврежденности, очищается и шлифуется, как алмаз… Свидетельство тому — лики святых людей, которых в истории Церкви великое множество.
Вот Ольга мне виделась и ветхой (некоторые ее выражения, следы косметики и т.д.), и одновременно новой, совершенно необыкновенной такой яркой личностью.
То слабая и немощная по-человечески (нелегкая жизнь в одиночестве, ведь молодая еще и не теряет надежды встретить надежного спутника…), а то сильная, несгибаемая — проехала с иконами сорок с лишним стран, общалась с большим количеством людей, среди них были и Архиереи, и знаменитости, и президенты…

Много чего было за эти непростые годы, которые не прошли для ее души безследно и укрепили ее веру. И Господь дает ей новые и новые силы.
Ее душа пронизана болью и обидой, что Иконы плачут, что люди не каются.
И что люди из Державино, с кем жили рядом раньше, вдруг восстали на их семью, из-за чего пришлось даже оставить родной дом, родимые места. Психология людей такова, что если кто работает в храме или у кого происходит чудо, должны сразу обладать святостью, быть достойными, а тут почтальонка, резкая и дерзкая, своевольная, к тому же и муж был мусульманин.
И начались гонения.
А Дух Святый дышит где хочет, и Чудо там, где Богу угодно, никогда не постижимое человеку.
Слушая и смотря на Ольгу, я в какой раз проникаюсь мыслью о Великом Божием Промысле о нас, грешных.
И любое зло Господь исправляет во вразумление нам.
Восстал народ державинский — и пошли иконы по белу свету нас призывать к покаянию… И выбрал Господь именно ее, такую сильную и безстрашную.
Память у нее уникальная, она помнит везде, где была, названия храмов, имена Архиереев. Характер у нее воинственный — может дать отпор и пьяному попутчику, и хранить внутреннюю твердость при разговоре с высокими людьми. Ее не утомляет вновь и вновь пересказывать самое яркое и важное. Только чтобы донести до каждого и укрепить веру.
В надежные руки дал Господь Свое сокровище. И я благодарю Господа за то, что подарил мне такую встречу, за неиссякаемую любовь к нам грешным, и что одна из мироточивых икон осталась у нас в Новокуйбышевске… Для умягчения наших злых сердец.
Галина Ивановна Ермолова,
прихожанка храма Святителя Николая, г. Новокуйбышевск
Самарской области.
6 марта 2015
Вам необходимо войти для комментирования